rider Olga (rider3099) wrote,
rider Olga
rider3099

Category:

Трудности перевода

 Еще в детстве, в школе, читала биографию Чарльза Чаплина, написанную им самим, и там наткнулась на упоминание о его знакомом - американском поэте Харте Крейне. Нервная фигура, трагическая судьба... И там же было стихотворение, поразвишее меня своей пронзительностью. Чаплинеска...

Начала "гуглить", и оказалось, что переводов оригинала существует несколько. Каждый из них хорош по-своему и каждый из них совершенно отличается по смысловой нагрузке, хотя сюжет один. С большим трудом нашла тот, оставивший яркое детское впечатление.

Мы приспосабливаемся к миру,
И рады всяческому утешенью,
Какой бы ветер его ни занес
В дырявые и слишком пустые карманы.
Потому что все еще любим мир,
Где кто-то подбирает котенка
И прячет его от жестокости улиц
В теплый, рваный рукав.

Всем уступаем дорогу,
Дурацкой улыбкой
Хотим отсрочить удар кулака.
Следим невинно и удивленно,
Взглядом погасшим и окосевшим,
На перст, что медленно целит в нас.

И все же эти крушенья не больший обман,
Чем танцы гибкого камыша.
А наша смерть – небольшое событие.
От всего уйдешь, но не от сердца,
Оно не виновато, что не может жить.

Играем, вынуждены глупо ухмыляться,
Но мы видели луну в пустынных проулках,
Что творила из свалки чашу Грааля,
Наполненную весельем и смехом.
И все же, сквозь шум веселья и поисков,
Мы сумели расслышать котенка под лестницей –
Глас вопиющего в пустыне. 

Харт Крейн родился в городке Гарретсвилле, штат Огайо, детство и отрочество его прошли в Кливленде: все это на северо-востоке, в самой что ни на есть исконной Америке колонистов.

Поэт он, более всего, нью-йоркский. Жил очень сумбурно и скандально, можно бы сказать — несчастливо, хотя в общем довольно удачливо в смысле поэтической судьбы. Только вот отец с матерью донимали его своим затяжным разводом; а так — друзей у него было много, и все — по-американски надежные, талант его поэтический был признан в зародыше; печатался с восемнадцати лет.

Правда, не получил систематического образования (школа, а
дальше — «свои университеты»), и критики-биографы ему по этому поводу наперебой соболезнуют, а некоторые считают, что оттого все и печали: неудачник, мол, недоучка… У Крейна, перепробовавшего массу профессий, никакого диплома не было, и это не мешало принимать его всерьез при жизни и открывать посмертно все новые и новые достоинства в напечатанных и рукописных стихотворениях.


Тут возможен обратный, опрокинутый парадокс: именно потому, что стихи Крейна очень внимательно читались и чуть ли не на лету печатались в самых респектабельных журналах (в
элиотовском «Критерионе», например), да и сборники выходили — у него у самого возникла нелепая и неуместная академическая амбиция. Так, он решил «переэлиотить» самого Т. С. Элиота, написать в противовес «Бесплодной земле» поэму на тот счет, что Америка, разумея США, — новый культурный материк и общеевропейскому потоплению не подлежит.

Написал, назвал ее "Мост" и напечатал (1930), расписавшись в недостатке образования: эта по-своему блистательная стихотворная сюита в качестве стихотворно-философского возражения Элиоту была, разумеется, несостоятельна.

Видимо, обозленный и расстроенный этой совершенно простительной неудачей (стихи-то удались! «Мост» и поныне — одна из самых читаемых и цитируемых американских поэм XX века), Крейн взял культурно-благотворительный аванс под еще одну «академическую» поэму, о конкистадорском покорении Мексики — и отправился писать ее на место событий. Не написал, и на обратном пути покончил с собой — бросился с кормы парохода "Оризаба".

Tags: Харт Крейн, поэзия
Subscribe
Buy for 1 000 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments